ОДЕССКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ

Previous Entry Поделиться Next Entry
Украина, RIP?
katya_zwigun wrote in odessaiff

25 октября в заполненном до отказа Красном зале столичного кинотеатра «Киев» в рамках 42-го МКФ «Молодость» состоялась гала-премьера прокатной версии альманаха «Украина, гудбай!». Первым детищем компании «Артхаус трафик» стал вышедший на экраны в 2010 году и получивший широкий резонанс сборник «Мудаки. Арабески» - серия короткометражек на социальную тематику, снятых с минимальным бюджетом группкой молодых режиссёров-энтузиастов. Так же, как и их предшественники, взяв за основу суровые реалии украинского общества – но на этот раз препарируя сугубо тему эммиграции, рассматриваемой как в прямом, так и в переносном смысле этого понятия - авторы «Украины, гудбай!», позиционирующие себя в масс-медиа как «украинские злые», сняли 25 разножанровых игровых работ, шесть из которых и были отобраны продюсерами для демонстрации широкому зрительскому кругу.

постер_жпг

Просмотр альманаха предваряют строгие и слегка мрачноватые титры – выполненные то ли в соответствии с действующим законодательством, то ли ради подогрева внимания публики – предупреждающие о наличии в фильме ненормативной лексики и сцен, опасных для восприимчивой психики зрителей, не достигших совершеннолетия. Безусловно, подобное вступление в значительной мере помогает настроить сидящего в кинозале на нужный «злой» лад, но с другой стороны – оно же и играет фильму дурную службу, поскольку появление чего-то подобного в альманахе весьма фрагментарно и для современной подрастающией аудитории, которую де-факто уже в десять лет не удивишь ни суровым словом «…уй», ни грубым изнасилованием в кадре, фильм вышел скорее нежный, чем агрессивный. Что же касается взрослой аудитории, то многие признали, что данный проект получился гораздо более профессиональным и точным в своём осмыслении украинской реальности, чем «Мудаки».



Героиня драмы «Свидание» авторства Евгения Матвиенко, которой открывается короткометражный цикл, растит сына одна, и дабы справиться с этим женщине приходится работать на двух работах. Орудие труда Анны – её голос, который в первой половине дня молодая женщина использует для того, чтобы озвучивать мультики, а во второй – чтобы предоставлять сексуальные услуги по телефону. Втайне мечтая о карьере кинозвезды, Анна проводит одинокие вечера в окружении фотографий Аль Пачино и Де Ниро, давно превратившихся из простых фотоснимков в некое подобие икон, беседует с клиентами заученным фразами вроде «Твоя киска ждёт тебя, мррр!» - и даже не представляет, что для одного из клиентов она – единственный близкий человек в этом мире. В финальной сцене, где мужчина, которому в ближайшем будущем предстоит эммигрировать из Украины, признаётся в любви телефонной проститутке, нам открывается личная трагедия человека, потерпевшего крах в войне за счастье – что весьма уместно подчёркивается милитаристическими кадрами с участием героя. Оба – и Анна, и её телефонный поклонник – перманентно пребывают в состоянии внутренней эммиграции, мечтая оторваться от собственной несостоятельности и добраться к мечте. Качественно снятая работа, аппелирующая к одной из наиболее частых и наиболее постыдных и замалчиваемых причин переезда в другие города и страны, спровоцировала бурные апплодисменты и тёплую реакцию у переполненного зала.

свидание

Далее последовала наиболее продолжительная по хронометражу – 25-минутная – экранная работа Дмитрия Сухолиткого-Собчука, сценарий к которой в 2011 году был отмечен Первым призом Всеукраинского литературного конкурса «Коронация слова». Меланхоличное, созерцательное кино о пожилом мужчине, наречённом односельчанами просто и ёмко – Борода, живущем одинокой, обособленной жизнью в дышущем архаикой селе на Ивано-Франковщине, где буквы вывесок опадают от времени, а рыбу для собственного пропитания разводят в стоящей посреди двора бочке. Бросающеееся в глаза портретное сходство актёра с гением украинского поэтического кино Сергеем Параджановым вполне гармонично вплетается в аутентичную западно-украинскую атмосферу фильма, вызывая у зрителя ряд дополнительных ассоциаций и аллюзий. В перерывах между короткими визитами переселившейся на постоянное место жительства в Италию дочери, старик гордо терпит одиночество и старается ни от кого не зависеть. Одна из наиболее сильных по эмоциональному воздействию сцен в фильме – когда Борода сам у себя плоскогубцами вырывает больной зуб - подобно супергерою, не проронив ни единого звука. Предельно минималистичный в эмоциональных проявлениях, герой даёт волю своим чувствам лишь ненадолго, в присутствии дочери, что заставляет зрителя в очередной раз задуматься о подлинных жизненных ценностях.

борода

Следующий за «Бородой» фильм Юрия Ковалёва «Пирог» снят в духе комедийного телесериала «Ералаш». Достаточно резкий в жанровом формате скачок ставит зрителя в неловкое положение, и первые минуты три уходит на то, чтобы акклиматизироваться к столь разительной смене координат. По форме подачи – наиболее далёкий от реальности фильм киноальманаха и наименее «злой», полный характерных для своего жанра приёмов и актёрских клише, в котором рассказывается историю доброй и гостеприимной украинской бабушки, время от времени принимающей участие в «невинных» милицейских афёрах. История «на любителя» - непритязательная, начисто лишённая второго плана и глубины, во многом кукольная – послужила нервной разрядкой перед последовавшим за ней безжалостным ударом по психике, который произвёл фильм «Ангел смерти» режиссёра и сопродюсера «Украины, гудбай» Владимира Тихого.

пирог

Первое впечатление – недоумение и ощущение психически нездорового характера всего, что происходит на экране. Фильму, в котором на глазах у сидящей на лавочке старушки убивают и закапывают пятилетнюю девочку, а бабуля в ответ произносит лишь «Ничего страшного! Всё равно или на рынок пошла бы работать – или …лядью бы стала», вряд ли можно рассчитывать на более позитивную первую реакцию. Спустя какое-то время, когда волна ужаса уже слегка откатилась и дала волю другим чувствам, в голове возникла догадка: да это же и есть наша украинская реальность, в её неприкрытом виде, пресловутая украинская ментальность со всеми её демонами и мерзкими язвами, только слегка гиперболизированная и художественно переосмысленная. История, лишённая всякой надежды, в которой Бог выступает в ипостаси кровожадного мстителя, а люди – в роли убийц преследующих исключительно собственную выгоду. После просмотра начинает неудержимо хотеться стать чище и светлее, чтобы как можно больше отдалиться от подобного общества.

ангел

В своём ключе «Ангелу смерти» вторит работа Евгения Матвиенко «Как козаки в космос полетели» (напомню, что ещё один фильм этого же автора - «Свидание» - открывает киноальманах «Украина, гудбай!»). Начальная сцена – аллюзия на кадр из «Космической Одиссеи» Стенли Кубрика, где в роли мистического, дающего жизнь монолита выступает белая глыба холодильника – плавно вводит нас в мир, где Потребление стало Богом. В конечном счёте режиссёр подводит зрителя к выводу, что беда украинского общества – недальновидность, погоня за шкурным интересом и та невероятная легковерность, с которой мы порой позволяем водить себя за нос любому встречному, рассказавшему нам сказку. Нельзя не отметить, что фильм мог бы получится намного сильнее, если бы во время написания сценария больше времени было бы отведено работе над диалогами. В итоге, получился некий коллаж из высокохудожественных кадров с кадрами из среднестатического отечественного сериала.

козаки

Завершает альманах «Украина, гудбай!» картина «Ядерные отходы» Мирослава Слабошпицкого, получившая «Золотого Леопарда» на одном из солиднейших мировых кинофорумов – фестивале в Локарно. Угрюмые, лишённые всяких излишеств – как текстовых, так и сюжетных, «дистиллированные» до крайности кадры шаг за шагом показывают нам пост-апокалиптическую чернобыльскую среду, в которой даже величайшее из чудес – чудо зарождения новой жизни – происходит буднично, безрадостно и анемично. Полное отсутствие в фильме музыкального сопровождения работает на создание соответствующей атмосферы. Отдельного внимания заслуживает и мастерская операторская работа – ряд строгих, аскетичных, преимущественно неподвижных кадров, подчёркивающих философский, вдумчивый характер картины. В финале всего цикла складывается впечатление об украинском социуме как о давно отработанной, существующей по инерции машине, чувствуется общий пессимистичный и фатальный настрой авторов, как будто бы все хором запевают посмертный молебен – и катастрофически не хватает каких-либо, пусть даже и фантастических предложений о том, что нам с этим всем делать. Так или иначе, смотреть «Украину, гудбай» определённо стоит всем – и позитивно, и негативно настроенным зрителям – ибо налицо аутентичный, разноплановый и качественно сделанный кинопродукт.

отходы

Текст подготовила Екатерина Цвигун





?

Log in

No account? Create an account